Doberman-sv.ru

Дом и Быт
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Оправдательный приговор по делу о взятке

«Проживем мы и без Майкла Калви»

Основатель инвестиционного фонда Baring Vostok Майкл Калви намерен обжаловать приговор. Ранее он получил 5,5 лет условно за растрату 2,5 млрд руб. банка «Восточный». Защита осужденного заявляет, что Мещанский суд не внял их доводам и просто скопировал обвинительное заключение. Участники рынка рассуждают о будущем иностранных инвестиций в Россию. Политический обозреватель “Ъ FM” Дмитрий Дризе призывает власти навести порядок в законодательстве.

Дело Калви завершено. Вряд ли апелляция что-то существенно изменит. По нынешним российским меркам условный срок — это почти оправдание. Инвестор Майкл Калви остается на свободе, но мог и 10 лет получить. Его защита утверждает, что суд просто скопировал обвинительное заключение и в деле разбираться не стал, а тем более внимать доводам адвокатов.

Как Майклу Калви вынесли приговор

Инвестор осужден на 5,5 условных лет, которые могут превратиться в реальные, если господин Калви нарушит условия отбывания наказания. В частности, он должен отмечаться во ФСИН и согласовывать перемещения. Уехать из России он может, а вот вернуться уже вряд ли.

Соответственно, дальнейшее инвестирование оказывается под большим вопросом. Наверное, не лишним будет в очередной раз напомнить, что дело имело большой общественный резонанс. Президент России Владимир Путин высказывался по этому поводу несколько раз. Может быть, именно благодаря этому уважаемый инвестор и его партнеры получили условные, а не реальные сроки. Им была изменена мера пресечения, их отпустили из-под стражи и даже из-под домашнего ареста.

Естественно, на этом фоне вновь пошли разговоры о будущем инвестиций в Россию.

Самые популярные комментарии звучат так: история Калви отыграна рынком.

Те, кто хотел отреагировать, свои выводы сделали. И в целом инвестор прекрасно понимает, чем чревата работа в России. Если за тобой пришли, оправдательный приговор видится маловероятным, несмотря на высокий общественный резонанс и прямые обращения к президенту.

На это легко возразить, ведь инвесторы тоже не святые. Вложение средств в Россию не освобождает от ответственности. С банком «Восточный» они что-то нехорошее «замутили». Может быть, хозяйственный спор. Зато прибыль у нас можно получить хорошую — страна-то пока еще богатая. Это нивелирует риски. Неспроста тот самый Калви здесь работал много лет. Другой вопрос, что такой инвестиционный климат роднит нас отнюдь не с передовыми странами Европы и Америки.

Впору спросить: нужны ли нам иностранные инвесторы?

В принципе, это сейчас и происходит. Так что проживем мы и без Калви.

Хотя на высшем уровне признается, что, да, есть проблема — недопустимо использовать силовиков, уголовные дела и посадки в тюрьму для решения хозяйственных споров. Для этого существует арбитраж, только он один. Кажется, все так просто: издать соответствующий указ, принять поправки в законодательство.

Как Майкл Калви не рассчитался по кредиту

Заодно желательно сделать так, чтобы суды все-таки вникали в суть дела и принимали разные доводы во внимание. И так, глядишь, инвестиционный и бизнес-климат улучшатся на глазах. Но почему-то этого не происходит. Вроде и политики здесь нет, и устои от этого только укрепятся.

Впрочем, еще не поздно многое поправить. Вот соберется новая Дума и примет новый закон, чтобы исключить подобные дела в будущем. Тем более, поставлена соответствующая задача — поднять уровень инвестиций. Так что будем надеяться, ничего другого-то не остается.

Уголовный адвокат по взяткам

Взятка ‒ преступление, способное навсегда испортить человеку не только деловую репутацию и карьеру, но и всю жизнь. Поэтому если вас обвиняют во взяточничестве следует незамедлительно прибегнуть к помощи адвоката по уголовным делам. Ведь даже в самых трудных и запутанных ситуациях, когда вина субъекта уже не вызывает никаких сомнений, вмешательство адвоката по взяткам способно в «корне» изменить весь ход дела.

Вопросы, которые уголовный адвокат по ст. 290 УК РФ старается решить в первую очередь:

  • найти доказательства, свидетельствующие о невиновности его клиента;
  • попытаться переквалифицировать дело на другую статью, не предусматривающую столь сурового наказания;
  • найти обстоятельства, смягчающие вину подзащитного;
  • опровергнуть отягчающие вину обстоятельства (если они имеются);
  • удостовериться, что в действиях подзащитного присутствуют квалификационные признаки ст. 290 УК РФ. Зачастую случается, что в действиях, совершенных подозреваемым, не выявляется состава преступления. В таком случае к нарушителю должны применяться другие отрасли права;
  • убедиться, что следствие располагает достаточными основаниями для вынесения обвинительного приговора судом;
  • проверить соответствие избранной судом меры пресечения тяжести совершенного субъектом деяния.

Меры, предпринимаемые адвокатом при обвинении во взятке

  • Сбор информации, способной оспорить факты, собранные следственными органами.
  • Предоставление доказательств, свидетельствующих об отсутствии у подозреваемого (обвиняемого) умысла на совершение преступного деяния.
  • Предъявление справок и документов, положительно характеризующих виновного.
  • Оспаривание суммы ущерба и прочий комплекс юридических мер, направленных на «смягчение» наказания, а в некоторых случаях и на прекращение уголовного преследования.
  • Защита в суде по уголовным делам, касающимся получения взяток.

Чтобы оспорить ложное обвинение во взятке следует придерживаться следующего алгоритма действий:

  1. Найти квалифицированного уголовного адвоката по ст. 290 УК РФ, имеющего солидный опыт в решении подобных дел и способного предоставить всестороннюю защиту по уголовным делам.
  2. Если в деле отсутствуют прямые улики, подтверждающие факт получения взятки, то адвокат, в рамках защиты по ст. 290 УК РФ, пытается доказать, что предоставленная взяткодателем информация является не более, чем провокацией, направленной на уничтожение деловой репутации его клиента.
  3. Подготовить все материалы, свидетельствующие об отсутствии вины, например, запись разговора в момент передачи взятки, комментарии людей, знающих о намерении взяткодателя совершить подлог денежных средств и пр. Если доказательств, свидетельствующих о невиновности взяткополучателя, недостаточно, то защита по ст. 290 УК РФ происходит в судебном порядке.
  • Центральный
    • Москва
    • Белгородская область
    • Брянская область
    • Владимирская область
    • Воронежская область
    • Ивановская область
    • Курская область
    • Костромская область
    • Калужская область
    • Липецкая область
    • Московская область
    • Орловская область
    • Рязанская область
    • Смоленская область
    • Тульская область
    • Тверская область
    • Тамбовская область
    • Ярославская область
    • Московская межрегиональная транспортная прокуратура
    • Волжская межрегиональная природоохранная прокуратура
    • Главная военная прокуратура
    • Статьи и заметки
  • Северо-Западный
    • Санкт-Петербург
    • Архангельская область
    • Вологодская область
    • Калининградская область
    • Ленинградская область
    • Мурманская область
    • Новгородская область
    • Псковская область
    • Республика Коми
    • Республика Карелия
    • Ненецкий АО
    • Северо-Западная транспортная прокуратура
  • Приволжский
    • Кировская область
    • Нижегородская область
    • Оренбургская область
    • Пермский край
    • Пензенская область
    • Республика Татарстан
    • Республика Мордовия
    • Республика Башкортостан
    • Республика Марий Эл
    • Саратовская область
    • Самарская область
    • Ульяновская область
    • Удмуртская Республика
    • Чувашская Республика
    • Приволжская транспортная прокуратура
  • Дальневосточный
    • Амурская область
    • Еврейская АО
    • Забайкальский край
    • Камчатский край
    • Магаданская область
    • Приморский край
    • Республика Саха (Якутия)
    • Республика Бурятия
    • Сахалинская область
    • Хабаровский край
    • Чукотский АО
    • Дальневосточная транспортная прокуратура
    • Амурская бассейновая природоохранная прокуратура
  • Сибирский
    • Алтайский край
    • Иркутская область
    • Красноярский край
    • Кемеровская область
    • Новосибирская область
    • Омская область
    • Республика Хакасия
    • Республика Тыва
    • Республика Алтай
    • Томская область
    • Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура
    • Западно-Сибирская Транспортная прокуратура
    • Восточно-Сибирская Транспортная прокуратура
  • Северо-Кавказский
    • Карачаево-Черкесия
    • Кабардино-Балкария
    • Республика Ингушетия
    • Северная Осетия
    • Ставропольский край
    • Чеченская Республика
    • Республика Дагестан
  • Южный
    • Астраханская область
    • Волгоградская область
    • Краснодарский край
    • Ростовская область
    • Республика Калмыкия
    • Республика Адыгея
    • Республика Крым
    • Севастополь
    • Южная транспортная прокуратура
  • Уральский
    • Курганская область
    • Свердловская область
    • Тюменская область
    • Ханты-Мансийский АО
    • Челябинская область
    • Ямало-Ненецкий АО
    • Уральская транспортная прокуратура

Решением апелляционной инстанции Волгоградского областного суда по представлению прокуратуры отменен приговор Тракторозаводского районного суда от 27 апреля 2016 года в отношении руководителя филиала-бюро №3 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Волгоградской области» Натальи Карпенко и ее супруга Игоря Жукова.

Приговором суда первой инстанции Карпенко была оправдана по семи эпизодам получения взяток (ст. 290 УК РФ), служебному подлогу (ст. 292 УК РФ) и двум эпизодам покушения на получение взятки (ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 290 УК РФ).

Этим же приговором Жуков признан виновным в семи эпизодах мошенничества (ст. 159 УК РФ), покушении на мошенничество (ч. 3 ст. 30, ч.3 ст. 159 УК РФ), посредничестве во взяточничестве (ч. 5 ст. 291.1 УК РФ) и осужден к 6 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима и штрафу в размере 3 млн 300 тыс рублей. В совершении одного эпизода мошенничества, покушении на мошенничество и покушении в посредничестве во взяточничестве он оправдан.

По версии следствия, в период 2012-2014 гг Карпенко при посредничестве Жукова получила от шести граждан взятки в размере от 30 до 380 тыс рублей за решение вопроса об установлении инвалидности. Всего следствием вменялось получение взяток на сумму свыше полутора миллионов рублей.

Кроме того, Жуков периодически получал от граждан денежные средства в размере от 8 до 10 тыс рублей якобы для их дальнейшей передачи врачам поликлиник и больниц г.Волгограда за оформление медицинских документов и направление на медико-социальную экспертизу. Однако Жуков полученные деньги никому не передал и распоряжался ими по своему усмотрению.

Не согласившись с приговором суда первой инстанции, прокуратура Тракторозаводского района г.Волгограда оспорила его в апелляционном порядке.

Волгоградский областной суд, с учетом позиции прокуратуры региона, отменил приговор Тракторозаводского районного суда г.Волгограда от 27 апреля 2016 года в отношении Карпенко и Жукова, направив дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

Как мы добиваемся результата

Заранее оговариваем реально достижимый в вашей ситуации результат. Даем 100% гарантию возврата денег в случае его недостижения!

Мы используем все возможные основания для прекращения уголовного дела и опыт работы в Следственном комитете РФ и Прокуратуре.

При невозможности прекращения уголовного дела, мы проводим масштабную работу, чтобы доказать невиновность нашего подзащитного, или добиться переквалификации

Наша главная задача – смягчить или полностью снять обвинение по уголовному делу по обвинению в ст. 290-291 УК РФ!

Никитенков Сергей Владимирович

Адвокат, зам. председателя Президиума

В каких случаях суды-тройки НКВД выносили оправдательные приговоры

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Читать еще:  9 н от 20

История появления “судов-троек” НКВД

В конце июля 1937 года тогдашний нарком внутренних дел Союза ССР Николай Ежов подписал оперативный указ № 00447, который стал косвенным смертным приговором для тысяч ни в чем не виновных граждан молодой страны Советов. Согласно этому документу на местах предусматривалось создание региональных “троек” НКВД – органа для внесудебного рассмотрения дел. Как и было свойственно тому временному отрезку советской истории, указ начали исполнять немедленно и с особой рьяностью. Первые “расстрельные” приговоры “суды-тройки” вынесли уже в начале августа 1937 года.

Главной задачей, поставленной руководством НКВД перед тройками было ускорение всего судебного процесса – от выдвижения подозрения до оглашения приговора. Причем данные суды были наделены правом либо отправлять людей в тюрьмы и лагеря на срок 8-10 лет, либо выносить смертные приговоры. В постановлении о создании “внесудебных инстанций” НКВД, подписанном Ежовым 30 июля 1937 года, также оговаривался состав “троек”.

В эту “коллегию” в обязательном порядке должны были входить: руководитель управления НКВД СССР в субъекте (республике, крае, области), секретарь областного комитета ВКП(б), а также местный прокурор. Присутствие секретаря обкома и работника прокуратуры по задумке авторов создания “троек” обязано было гарантировать, что все приговоры, выносимые этим внесудебным органом правосудия, будут справедливыми и беспристрастными. И вот именно в этом плане в результате что-то пошло не так.

Быстрое разбирательство и короткий приговор

Согласно приказу Ежова, в стране с начала августа месяца 1937 года началась операция по репрессированию уголовников, кулаков и “прочих антисоветских элементов”. Однако, если внимательно разобраться в самом документе, то можно понять, что данный указ с самого начала не мог быть стимулом оперативных, но в то же время справедливых судебных разбирательств. Ведь в нем уже были прописаны “квоты”: сколько людей в том или ином субъекте Союза должны быть репрессированы и отправлены в лагеря или тюрьмы, а сколько “врагов народа” следует расстрелять.

Весь процесс рассмотрения дел “судами-тройками” НКВД с первых дней их существования был по-настоящему “поставлен на поток”. И производительность этих несудебных инстанций была просто поразительной: ежедневно тройками выносились в среднем 100-120 обвинительных приговоров.

Были среди “ежовских троек” и свои абсолютные “рекордсмены”. Так, в начале 1938 года в Западно-Сибирском крае за одну только ночь местная “тройка”, которая заседала в Новосибирске, вынесла 1 тысячу 221 обвинительный приговор. При этом, если верить рассекреченным архивным документам, большинство из этих приговоров были “расстрельными”.

Суд да дело

Как отмечают историки, на самом пике своей деятельности “суды-тройки” действовали по очень хорошо отлаженной схеме. Сначала на будущего обвиняемого собиралась так называемая “повестка”. Представляла она собой что-то на подобии альбома с ФИО и биографией подозреваемого, в который помещались фотографии данного гражданина и, собственно, “материалы дела”. В большинстве своем это были доносы – чаще всего непроверенные и абсолютно ничем не подтвержденные.

Именно этот альбом и выносился на рассмотрение “судом-тройкой НКВД”. Сама же эта процедура была упрощена до максимума. На процессе не было ни обвиняемого, ни его адвоката. Все делалось быстро и просто. В самом начале секретарь зачитывал уже готовое обвинительное заключение. При этом довольно часто из-за “нехватки времени” или “большого объема дел, не терпящих отлагательства”, само обвинение даже не зачитывалось. Далее “тройка” приступала к обсуждению степени виновности обвиняемого (который признавался виновным практически в 99% случаев). После этого “несудебные заседатели” определяли степень наказания, которое обязан понести виновный.

На этом этапе из-за того, что список приговоров не был разнообразным, “тройка” также долго не останавливалась – осужденный мог пойти (если повезет) или по “второй категории” – трудовой лагерь или тюрьма, или же по первой – расстрел. Приговоры приводились в исполнение в тот же день. Естественно, никакому обжалованию они не подлежали.

Всё разбирательство по каждому делу длилось в среднем 5-10 минут. При этом, исходя из положения указа, расстрельные приговоры обязаны были приводится в исполнение с полной сохранностью в строжайшей тайне “как времени, так и места их приведения”. Таким образом, тысячи людей просто исчезли без следа. Тем родным, которые пытались выяснить хоть какую-либо информацию и оббивали пороги милиции, отвечали коротко и предельно просто: “в тюремных списках не значится”.

Когда “суды-тройки” НКВД оправдывали обвиняемых

И все же не всех, кто прошел в свое время роль обвиняемого на “судах-тройках” НКВД, репрессировали или расстреляли. Были случаи, когда фигурантов дел полностью оправдывали. Однако это не означало, что члены “троек” усердно изучали дело, или же находили в процессе разбирательства подлинных виновников того или иного преступления. На самом деле спастись от репрессии или расстрела обвиняемый мог всего лишь в двух случаях – из-за бюрократических ошибок или спешки в “стряпанье” дела.

Иногда в “повестках” отдельная информация или личные данные обвиняемых были откровенно недостоверными. Закрывать глаза на такие “ляпы” некоторые особо дотошные секретари или прокуроры просто не могли. В таких случаях довольно часто сомнительные дела “тройки” перенаправляли в обыкновенные суды. А получить в данных судебных инстанциях оправдательный приговор (особенно если дело было откровенно “шито белыми нитками”) у обвиняемого были весьма хорошие шансы.

В отдельных случаях сами “тройки” оправдывали подозреваемых. Однако это случалось очень и очень редко. По данным одной из рассекреченных справок I специального отдела НКВД, в период с 1 октября 1937-го по 1 ноября 1938 годов в СССР в порядке исполнения “ежовского приказа” № 00447 было арестовано 702 тысячи 656 человек. Из всех приговоров, вынесенных этим гражданам, около 0,03% были оправдательными. Это означает, что на каждые 10 тысяч осужденных всего 3 человека могли рассчитывать на снисхождение “фемиды НКВД”.

Конец внесудебному произволу

К счастью для граждан СССР “внесудебная система” в стране существовала недолгое время. Уже в январе 1938 года на стол Сталина начали ложиться первые докладные о том, что идея Ежова об оперативном выявлении, суде и ликвидации “антисоветских элементов” потерпела фиаско и привела к массовому бесчинству. По инициативе вождя начались масштабные проверки во всех субъектах Союза, которые и выявили страшные подробности деятельности “троек”.

С апреля 1938 года следствием государственных проверок стали начавшиеся аресты сначала рядовых сотрудников НКВД, а позже и руководящего состава Наркомата внутренних дел. Дошла “репрессивная машина” и до одного из своих идеологов – Николая Ежова. Уже в конце ноября 1938 года главой НКВД был назначен Лаврентий Берия. Именно он своим указом окончательно ликвидировал печально известные “суды-тройки”.

Примечательно, что через 15 лет, в ноябре 1953 года, сам Берия был осужден и приговорен к расстрелу на подобном “тройкам” тайном судебном заседании. С разницей лишь в том, что он сам присутствовал на слушаниях по своему делу. Да и приговор ему огласили не через 5 минут после начала суда, а через 5 дней. Хотя, как и в случае с “судами-тройками”, обжаловать его Лаврентий Павлович тоже не смог.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

В каких случаях суды-тройки НКВД выносили оправдательные приговоры

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

История появления “судов-троек” НКВД

В конце июля 1937 года тогдашний нарком внутренних дел Союза ССР Николай Ежов подписал оперативный указ № 00447, который стал косвенным смертным приговором для тысяч ни в чем не виновных граждан молодой страны Советов. Согласно этому документу на местах предусматривалось создание региональных “троек” НКВД – органа для внесудебного рассмотрения дел. Как и было свойственно тому временному отрезку советской истории, указ начали исполнять немедленно и с особой рьяностью. Первые “расстрельные” приговоры “суды-тройки” вынесли уже в начале августа 1937 года.

Главной задачей, поставленной руководством НКВД перед тройками было ускорение всего судебного процесса – от выдвижения подозрения до оглашения приговора. Причем данные суды были наделены правом либо отправлять людей в тюрьмы и лагеря на срок 8-10 лет, либо выносить смертные приговоры. В постановлении о создании “внесудебных инстанций” НКВД, подписанном Ежовым 30 июля 1937 года, также оговаривался состав “троек”.

В эту “коллегию” в обязательном порядке должны были входить: руководитель управления НКВД СССР в субъекте (республике, крае, области), секретарь областного комитета ВКП(б), а также местный прокурор. Присутствие секретаря обкома и работника прокуратуры по задумке авторов создания “троек” обязано было гарантировать, что все приговоры, выносимые этим внесудебным органом правосудия, будут справедливыми и беспристрастными. И вот именно в этом плане в результате что-то пошло не так.

Быстрое разбирательство и короткий приговор

Согласно приказу Ежова, в стране с начала августа месяца 1937 года началась операция по репрессированию уголовников, кулаков и “прочих антисоветских элементов”. Однако, если внимательно разобраться в самом документе, то можно понять, что данный указ с самого начала не мог быть стимулом оперативных, но в то же время справедливых судебных разбирательств. Ведь в нем уже были прописаны “квоты”: сколько людей в том или ином субъекте Союза должны быть репрессированы и отправлены в лагеря или тюрьмы, а сколько “врагов народа” следует расстрелять.

Весь процесс рассмотрения дел “судами-тройками” НКВД с первых дней их существования был по-настоящему “поставлен на поток”. И производительность этих несудебных инстанций была просто поразительной: ежедневно тройками выносились в среднем 100-120 обвинительных приговоров.

Были среди “ежовских троек” и свои абсолютные “рекордсмены”. Так, в начале 1938 года в Западно-Сибирском крае за одну только ночь местная “тройка”, которая заседала в Новосибирске, вынесла 1 тысячу 221 обвинительный приговор. При этом, если верить рассекреченным архивным документам, большинство из этих приговоров были “расстрельными”.

Суд да дело

Как отмечают историки, на самом пике своей деятельности “суды-тройки” действовали по очень хорошо отлаженной схеме. Сначала на будущего обвиняемого собиралась так называемая “повестка”. Представляла она собой что-то на подобии альбома с ФИО и биографией подозреваемого, в который помещались фотографии данного гражданина и, собственно, “материалы дела”. В большинстве своем это были доносы – чаще всего непроверенные и абсолютно ничем не подтвержденные.

Читать еще:  Формула для расчета звукового давления

Именно этот альбом и выносился на рассмотрение “судом-тройкой НКВД”. Сама же эта процедура была упрощена до максимума. На процессе не было ни обвиняемого, ни его адвоката. Все делалось быстро и просто. В самом начале секретарь зачитывал уже готовое обвинительное заключение. При этом довольно часто из-за “нехватки времени” или “большого объема дел, не терпящих отлагательства”, само обвинение даже не зачитывалось. Далее “тройка” приступала к обсуждению степени виновности обвиняемого (который признавался виновным практически в 99% случаев). После этого “несудебные заседатели” определяли степень наказания, которое обязан понести виновный.

На этом этапе из-за того, что список приговоров не был разнообразным, “тройка” также долго не останавливалась – осужденный мог пойти (если повезет) или по “второй категории” – трудовой лагерь или тюрьма, или же по первой – расстрел. Приговоры приводились в исполнение в тот же день. Естественно, никакому обжалованию они не подлежали.

Всё разбирательство по каждому делу длилось в среднем 5-10 минут. При этом, исходя из положения указа, расстрельные приговоры обязаны были приводится в исполнение с полной сохранностью в строжайшей тайне “как времени, так и места их приведения”. Таким образом, тысячи людей просто исчезли без следа. Тем родным, которые пытались выяснить хоть какую-либо информацию и оббивали пороги милиции, отвечали коротко и предельно просто: “в тюремных списках не значится”.

Когда “суды-тройки” НКВД оправдывали обвиняемых

И все же не всех, кто прошел в свое время роль обвиняемого на “судах-тройках” НКВД, репрессировали или расстреляли. Были случаи, когда фигурантов дел полностью оправдывали. Однако это не означало, что члены “троек” усердно изучали дело, или же находили в процессе разбирательства подлинных виновников того или иного преступления. На самом деле спастись от репрессии или расстрела обвиняемый мог всего лишь в двух случаях – из-за бюрократических ошибок или спешки в “стряпанье” дела.

Иногда в “повестках” отдельная информация или личные данные обвиняемых были откровенно недостоверными. Закрывать глаза на такие “ляпы” некоторые особо дотошные секретари или прокуроры просто не могли. В таких случаях довольно часто сомнительные дела “тройки” перенаправляли в обыкновенные суды. А получить в данных судебных инстанциях оправдательный приговор (особенно если дело было откровенно “шито белыми нитками”) у обвиняемого были весьма хорошие шансы.

В отдельных случаях сами “тройки” оправдывали подозреваемых. Однако это случалось очень и очень редко. По данным одной из рассекреченных справок I специального отдела НКВД, в период с 1 октября 1937-го по 1 ноября 1938 годов в СССР в порядке исполнения “ежовского приказа” № 00447 было арестовано 702 тысячи 656 человек. Из всех приговоров, вынесенных этим гражданам, около 0,03% были оправдательными. Это означает, что на каждые 10 тысяч осужденных всего 3 человека могли рассчитывать на снисхождение “фемиды НКВД”.

Конец внесудебному произволу

К счастью для граждан СССР “внесудебная система” в стране существовала недолгое время. Уже в январе 1938 года на стол Сталина начали ложиться первые докладные о том, что идея Ежова об оперативном выявлении, суде и ликвидации “антисоветских элементов” потерпела фиаско и привела к массовому бесчинству. По инициативе вождя начались масштабные проверки во всех субъектах Союза, которые и выявили страшные подробности деятельности “троек”.

С апреля 1938 года следствием государственных проверок стали начавшиеся аресты сначала рядовых сотрудников НКВД, а позже и руководящего состава Наркомата внутренних дел. Дошла “репрессивная машина” и до одного из своих идеологов – Николая Ежова. Уже в конце ноября 1938 года главой НКВД был назначен Лаврентий Берия. Именно он своим указом окончательно ликвидировал печально известные “суды-тройки”.

Примечательно, что через 15 лет, в ноябре 1953 года, сам Берия был осужден и приговорен к расстрелу на подобном “тройкам” тайном судебном заседании. С разницей лишь в том, что он сам присутствовал на слушаниях по своему делу. Да и приговор ему огласили не через 5 минут после начала суда, а через 5 дней. Хотя, как и в случае с “судами-тройками”, обжаловать его Лаврентий Павлович тоже не смог.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Титов: Условный срок по делу Калви — это оправдательный приговор по-российски

Условный срок по делу основателя инвестфонда Baring Vostok Майкла Калви — это «оправдательный приговор по-российски», заявил телеканалу «Дождь» бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он также отметил, что несмотря на резонанс вокруг ситуации с Калви, на инвестиционном климате в стране это вряд ли сильно скажется, потому что дело затянулось. Титов также пообещал, что поможет иностранному бизнесмену с апелляцией, подчеркнув, что это еще «не закрытое дело».

«Насчет условного срока, думаю, что все, в том числе и Калви, и его товарищи, наверное, представляли, что будет условный срок, потому что условный срок, как мы говорим, — это оправдательный приговор по-российски», — заявил бизнес-омбудсмен.

«Потому что если они начали такое звучное дело, привлекшее к себе огромное внимание, то, конечно, правоохранительные органы не будут сдаваться и уходить в оправдательный приговор, это точно», — сказал Титов.

Он подчеркнул, что при этом у Калви есть шансы добиться своего в апелляционном суде. Титов также заявил, что это «далеко не закрытое дело», и пообещал помощь со своей стороны основателю Baring Vostok.

«Конечно, это случай очень системный, он создал очень негативный флер, негативную атмосферу, которая сопровождала все это дело», — признал бизнес-омбудсмен.

«С другой стороны, я не очень согласен с тем, что сейчас этот приговор негативно повлияет на бизнес-климат, потому что эта новость уже отработала свое, она отыграла. Сейчас к этому привлечено меньше значительно внимания, чем раньше, поэтому не думаю, что это будет так же звучно, как в начале», — добавил он.

В то же время Титов со ссылкой на экспертов подчеркнул, что ситуация с Калви, на самом деле была «хозяйственным спором», который был урегулирован самим иностранцем. При этом его удивило, что американский инвестор, который настаивал на своей невиновности, сам захотел решить финансовый спор с истцом.

«Потому что это крайний такой вариант, практически соглашательский вариант со стороны Калви был. Мы бы считали, что у него была более твердая позиция даже именно в экономическом споре, который у них был. Но, в любом случае, это, конечно, не повод для уголовного преследования, уголовного суда», — уточнил он.

Майкла Калви осудили на 5,5 года условно за хищение в «неустановленное время»

6 августа Мещанский суд Москвы приговорил Калви и его коллег к условным срокам по делу о растрате в банке «Восточный». Всем фигурантам запрещено в течение условного срока покидать Россию и необходимо посещать правоохранителей для регистрации. Сам инвестор получил 5,5 года. Дело было было возбуждено 13 февраля 2019 года.

Кроме того, условные сроки получили: партнер фонда Baring Vostok Филипп Дельпаль (4,5 года), топ-менеджеры фонда Ваган Абгарян (4,5 года) и Иван Зюзин (пять лет), экс-гендиректор ПКБ Максим Владимиров (четыре года), экс-директор по инвестициям «Восточного» Александр Цакунов (четыре года), экс-глава «Восточного» Алексей Кордичев (3,5 года). Владимиров, Абгарян и Зюзин находились в СИЗО дольше других фигурантов — почти год. Вину никто не признал.

По версии следователей, в 2015 году банк «Восточный» выдал кредит на 2,5 миллиарда рублей Первому коллекторскому бюро (ПКБ). На тот момент обе организации были подконтрольны Baring Vostok. В 2017 году кредит был погашен за счет передачи банку акций люксембургской компании IFTG. Следователи заявляли, что нашли расхождения в оценке стоимости этих акций, что позволяет говорить о хищении.

Суд посчитал, что вина фигурантов доказана, а растрата была совершена в пользу компании Balakus, подконтрольной Baring Vostok. В то же время суд признал смягчающим обстоятельством для подсудимых возмещение имущественного ущерба банку «Восточный».

Заявление в ФСБ против Калви и его коллег подал бывший акционер «Восточного» Шерзод Юсупов. По его словам, Калви обманом убедил совет директоров банка принять в обмен на погашение кредитов на 2,5 миллиарда рублей акции IFTG, которые стоили в разы дешевле.

Сначала было заведено дело о мошенничестве, потом статью переквалифицировали на растрату. Кроме того, в качестве преступления стала рассматриваться не замена кредитов на акции в 2017 году, а сама выдача кредитов в 2015 году. Юсупов остался потерпевшим, хотя в 2015 году еще не был акционером банка, отмечает РБК.

Суд освободил Майкла Калви из-под домашнего ареста

По версии экспертизы, которую заказало следствие, стоимость акций IFTG составила 254 миллиона рублей. Калви в своем последнем слове настаивал на невиновности и подчеркивал, что решение суда может повлиять «на все российское бизнес-сообщество».

Его адвокаты сообщили, что выданный ПКБ кредит в размере 2,5 миллиарда рублей был предназначен для погашения долга связанной с банком офшорной компании Balakus перед «БКС Кипр», по которому были заложены ценные бумаги «Восточного» на шесть миллиардов рублей.

Адвокат Калви Тимофей Гриднев отметил, что защита обладает документами, которые подтверждают движение 2,5 миллиарда рублей из банка в «БКС Кипр». Представитель Дельпаля Дмитрий Харитнов указывал, что никакого хищение не было, а экспертиза следствия была раскритикована как несерьезная и содержащая массу нарушений.

По мнению самого Калви, как пишет РБК, уголовное дело могло быть связано с корпоративным конфликтом в «Восточном», который Baring Vostok вел с другим акционером банка — Артемом Аветисяном и его компанией «Финвижн» (Юсупов — деловой партнер Аветисяна). Во время арбитражных разбирательств в России, уже после возбуждения уголовного дела, контроль над «Восточным» перешел к Аветисяну и партнерам, а в октябре 2020 года стороны отозвали иски к друг другу.

Тогда же ПКБ перечислило «Восточному» 2,5 миллиарда рублей для погашения ущерба по уголовному делу. В 2021 году Baring Vostok и «Финвижн» продали «Восточный» Совкомбанку за 11 миллиардов рублей.

Читать еще:  Перевод в децибелы

Издание «Daily Storm» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70379 Учредитель: ООО «ОрденФеликса», Главный редактор: Сивкова А.С.

Сайт использует IP адреса, cookie и данные геолокации пользователей сайта, условия использования содержатся в Политике по защите персональных данных.

Сообщения и материалы информационного издания Daily Storm (зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 20.07.2017 за номером ЭЛ №ФС77-70379) сопровождаются гиперссылкой на материал с пометкой Daily Storm.

*упомянутые в текстах организации, признанные на территории Российской Федерации террористическими и/или в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности. В том числе:

Признаны террористическими организациями : «Исламское государство» (другие названия: «Исламское Государство Ирака и Сирии», «Исламское Государство Ирака и Леванта», «Исламское Государство Ирака и Шама»), «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»),«Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Движение Талибан», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), Джебхат ан-Нусра (Фронт победы)(другие названия: «Джабха аль-Нусра ли-Ахль аш-Шам» (Фронт поддержки Великой Сирии), Всероссийское общественное движение «Народное ополчение имени К. Минина и Д. Пожарского», Международное религиозное объединение «АУМ Синрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph)

Деятельность запрещена по решению суда : Межрегиональная общественная организация «Национал-большевистская партия», Межрегиональная общественная организация «Движение против нелегальной иммиграции», Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА — УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Межрегиональное общественное объединение – организация «Народная Социальная Инициатива» (другие названия: «Народная Социалистическая Инициатива», «Национальная Социальная Инициатива», «Национальная Социалистическая Инициатива»), Межрегиональное общественное объединение «Этнополитическое объединение «Русские», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», Общественное объединение «Меджлис крымскотатарского народа», Религиозная организация «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России» и входящие в ее структуру местные религиозные организации:,Межрегиональное общественное движение «Артподготовка»

Быстрое разбирательство и короткий приговор

Согласно приказу Ежова, в стране с начала августа месяца 1937 года началась операция по репрессированию уголовников, кулаков и “прочих антисоветских элементов”. Однако, если внимательно разобраться в самом документе, то можно понять, что данный указ с самого начала не мог быть стимулом оперативных, но в то же время справедливых судебных разбирательств. Ведь в нем уже были прописаны “квоты”: сколько людей в том или ином субъекте Союза должны быть репрессированы и отправлены в лагеря или тюрьмы, а сколько “врагов народа” следует расстрелять.

Советский плакат 1937 года / Фото: reddit.com

Весь процесс рассмотрения дел “судами-тройками” НКВД с первых дней их существования был по-настоящему “поставлен на поток”. И производительность этих несудебных инстанций была просто поразительной: ежедневно тройками выносились в среднем 100-120 обвинительных приговоров.

Были среди “ежовских троек” и свои абсолютные “рекордсмены”. Так, в начале 1938 года в Западно-Сибирском крае за одну только ночь местная “тройка”, которая заседала в Новосибирске, вынесла 1 тысячу 221 обвинительный приговор. При этом, если верить рассекреченным архивным документам, большинство из этих приговоров были “расстрельными”.

  • Центральный
    • Москва
    • Белгородская область
    • Брянская область
    • Владимирская область
    • Воронежская область
    • Ивановская область
    • Курская область
    • Костромская область
    • Калужская область
    • Липецкая область
    • Московская область
    • Орловская область
    • Рязанская область
    • Смоленская область
    • Тульская область
    • Тверская область
    • Тамбовская область
    • Ярославская область
    • Московская межрегиональная транспортная прокуратура
    • Волжская межрегиональная природоохранная прокуратура
    • Главная военная прокуратура
    • Статьи и заметки
  • Северо-Западный
    • Санкт-Петербург
    • Архангельская область
    • Вологодская область
    • Калининградская область
    • Ленинградская область
    • Мурманская область
    • Новгородская область
    • Псковская область
    • Республика Коми
    • Республика Карелия
    • Ненецкий АО
    • Северо-Западная транспортная прокуратура
  • Приволжский
    • Кировская область
    • Нижегородская область
    • Оренбургская область
    • Пермский край
    • Пензенская область
    • Республика Татарстан
    • Республика Мордовия
    • Республика Башкортостан
    • Республика Марий Эл
    • Саратовская область
    • Самарская область
    • Ульяновская область
    • Удмуртская Республика
    • Чувашская Республика
    • Приволжская транспортная прокуратура
  • Дальневосточный
    • Амурская область
    • Еврейская АО
    • Забайкальский край
    • Камчатский край
    • Магаданская область
    • Приморский край
    • Республика Саха (Якутия)
    • Республика Бурятия
    • Сахалинская область
    • Хабаровский край
    • Чукотский АО
    • Дальневосточная транспортная прокуратура
    • Амурская бассейновая природоохранная прокуратура
  • Сибирский
    • Алтайский край
    • Иркутская область
    • Красноярский край
    • Кемеровская область
    • Новосибирская область
    • Омская область
    • Республика Хакасия
    • Республика Тыва
    • Республика Алтай
    • Томская область
    • Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура
    • Западно-Сибирская Транспортная прокуратура
    • Восточно-Сибирская Транспортная прокуратура
  • Северо-Кавказский
    • Карачаево-Черкесия
    • Кабардино-Балкария
    • Республика Ингушетия
    • Северная Осетия
    • Ставропольский край
    • Чеченская Республика
    • Республика Дагестан
  • Южный
    • Астраханская область
    • Волгоградская область
    • Краснодарский край
    • Ростовская область
    • Республика Калмыкия
    • Республика Адыгея
    • Республика Крым
    • Севастополь
    • Южная транспортная прокуратура
  • Уральский
    • Курганская область
    • Свердловская область
    • Тюменская область
    • Ханты-Мансийский АО
    • Челябинская область
    • Ямало-Ненецкий АО
    • Уральская транспортная прокуратура

Сегодня, 09 декабря 2019 года, Волгоградский областной суд проверил в апелляционном порядке законность приговора Красноармейского районного суда г.Волгограда от 06 августа 2019 года в отношении Александра Никулина, Андрея Воробьева и Антона Голикова.

Как сообщалось ранее, в 2015 – 2017 гг Никулин, являясь сотрудником местной администрации, лично и при посредничестве Голикова и Воробьева получал взятки от лиц, осуществляющих торговлю с нарушением правил благоустройства. Размер получаемого незаконного вознаграждения за непривлечение виновных к административной ответственности варьировался от 2 до 160 тыс рублей.

Расследование уголовного дела осуществлялось СУ СК РФ по Волгоградской области.

С учетом мнения государственного обвинения Красноармейский районный суд г. Волгограда признал Никулина виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «а, в » ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки, совершенное группой лиц по предварительному сговору в крупном и значительном размере), 9 эпизодов п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки группой лиц по предварительному сговору), 2 эпизодов ч. 1 ст. 291.2 (мелкое взяточничество), а также ч. 3 ст. 290 УК РФ (получение взятки за незаконные действия (бездействия).

Ему назначено наказание в виде 8 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 600 000 рублей с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных полномочий на срок 5 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Голиков и Воробьев признаны виновным в совершении различного количества эпизодов преступлений, предусмотренных п. «а, б» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве группой лиц по предварительному сговору в крупном и значительном размере), п. «а» ч. 3 ст. 291.1 (посредничество во взяточничестве группой лиц по предварительному сговору), ч. 2 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору), ч. 3 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору в крупном размере)

Голикову назначено наказание в виде 5 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 400 000 рублей с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных полномочий на срок 3 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Воробьеву назначено наказание в виде 5 лет 2 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 350 000 рублей с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, организационно-распорядительных и (или) административно-хозяйственных полномочий на срок 2 года 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Не согласившись с приговором суда первой инстанции, Никулин обжаловал его в апелляционном порядке и просил вынести оправдательный приговор.

Волгоградский областной суд, с учетом мнения прокуратуры региона, оставил приговор суда первой инстанции без изменения.

Сегодня Ленинский районный суд в лице судьи Цыбульской огласил приговор обвиняемым во взяточничестве бывшему первому замглавы СУ СКР Свердловской области Михаилу Бусылко и бывшему заместителю областного прокурора Дмитрию Чуличкову, а также адвокату Владиславу Вострецову.

Как передает корреспондент РИА «Новый День» с места событий, и Бусылко, и Чуличков признаны виновными. Бывшего следователя приговорили к 8 годам 6 месяцам лишения свободы в колонии строгого режима, бывший прокурор лишился классного чина и приговорён к 9 годам строгого режима. Адвокат Владислав Вострецов, сыгравший роль посредника, получил 9 с половиной лет.

Напомним, по версии следствия, преступление было совершено в августе-ноябре 2019 года. Потерпевший (бизнесмен Виталий Трухин) был недоволен прекращением уголовного дела о хищении имущества компании БМЗ в отношении его бывшего делового партнера Пядышева и искал способ добиться возобновления расследования.

С помощью адвоката Владислава Вострецова он передал крупные взятки должностным лицам в СУ СКР и областной прокуратуре – Михаилу Бусылко и Дмитрию Чуличкову. Каждому, согласно сговору, предназначалось по 1 млн рублей. Взятки передавались частями. Желание Трухина исполнилось: постановление о прекращении уголовного дела в отношении Пядышева было отменено. При этом посредник Вострецов запросил у Трухина 4 млн рублей, рассчитывая половину оставить себе. Судья зачитала материалы дела, из которых следовало, что ранее Вострецов уже работал на Трухина как адвокат и знал, что «платит он с задержкой и неохотно», поэтому запросил гонорар побольше. По версии же Вострецова, инициатива дать взятку должностным лицам исходила не от его, а от Трухина. Однако из материалов, зачитанных судьей, следует, что Трухин сам сообщил о взятке в ФСБ. Поначалу потерпевший, с его слов, считал, что адвокат решит его проблему законными средствами, хотя и за деньги. Чтобы уличить злоумышленников, Трухин дал Вострецову для передачи Бусылко меченые купюры.

Чуличков своей вины не признал. В показаниях Бусылко суд нашел многочисленные противоречия. Вина подсудимых подтверждается не только показаниями свидетелей, но и вещдоками, в частности, записями телефонных переговоров.

В судебных прениях гособвинитель потребовал для Бусылко и Чуличкова по 11 лет лишения свободы в колонии строгого режима плюс штраф в пятикратном размере взятки (10 млн рублей), плюс запрет на работу в определенных должностях еще на 10 лет. Для Вострецова запросили 12 лет лишения свободы в колонии строгого режима, штраф 6,5 млн рублей и запрет на адвокатскую деятельность в течение пяти лет.

Екатеринбург, Евгения Вирачева

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты
Adblock
detector